Купить билет Личный кабинет
Интервью со словацким голкипером красно-белых Юлиусом Гудачеком.
 

Матч с ЦСКА складывался интересно. Но потом...

— Мы разговариваем с вами после разгрома 3:9 от ЦСКА. В карьере раньше было что-то похожее?

— Если бы мы проиграли обычный команде типа «Адмирала» и «Сибири» с таким счетом, то еще можно жить. Для меня нет разницы между 3:4 и 3:9, ведь очков твоя команда все равно не получит. Но это дерби и в нем так играть нельзя. Самый худший результат для меня раньше был 1:7. Девять шайб мои команды никогда не пропускали. Матч с ЦСКА складывался интересно, еще в его середине счет был 2:2. Потом наша игра сломалась, и соперник забивал голы почти в каждой своей атаке. Нам надо будет реабилитироваться за это поражение.

— В раздевалке высказывали друг другу претензии?

— Сразу по окончании матча все минут пять сидели и смотрели в пол. Когда я в Швеции проиграл со своей командой 1:7, то наш соперник «Шеллефтео» постоянно контролировал шайбу. Чуть ли не 90 процентов всего времени. С ЦСКА все было по-другому — мы хорошо начали матч. Главной ошибкой стало то, что после нашего первого гола уже в следующей смене через 12 секунд армейцы сравняли счет. Очень тяжело психологически пропускать такие шайбы. Мы верили, что можем победить, а тут — бум, получаешь гол и ситуация отыгрывается назад. Потом было наше большинство без бросков, а второй гол, который забил мне Калинин, для вратаря легкий. Я должен был ловить шайбу. Нам удалось вернуться в матч, сделав счет 2:2. По игре все было в тот момент нормально. Хорошее дерби, пришло десять тысяч болельщиков. Ничего не получилось, хотя мы не теряли надежды, забросили третью шайбу в начале третьего периода. Думал, еще один-два гола и все может измениться. Но затем в дело включился Кирилл Капризов.

— Вас заменили после четвертой шайбы. Смотреть со стороны за происходящим было легче?

— В воротах находиться в такой ситуации очень тяжело. Но на скамейке еще тяжелее. Все хотят играть и помогать своей команде. Паша Хомченко вышел вместо меня, сделал два-три неплохих «сэйва», а потом ему забросили красивую шайбу. Без шансов для вратаря. Потом еще от спины, когда бросал Григоренко, и все закончилось плохо.

— Как можно забыть эту игру?

— У меня есть две дочки, в кругу семьи быстро забываю о самых плохих матчах. Через день я вместе с нашим тренером по вратарям Стефаном Перссоном разбирал игру с ЦСКА на видео.

— Фильм ужасов посмотрели?

— Ха-ха. Видео получилось очень долгим. Там не только были ошибки голкипера, еще и нелогичные шайбы, которые залетали от спины вратарей, как в случае с голом Григоренко. Потом хорошо поработали на тренировке вместе со всей командой. Впереди важный матч с лидером (разговор с Гудачеком состоялся перед игрой с «Витязем» — Прим. «СЭ»), потом еще СКА. Эти команды в начале сезоне играют очень хорошо.

— «Спартак» не может обыграть ЦСКА с 2013 года. Это реально сделать в ближайшем будущем?

— ЦСКА сейчас — лучшая команда в КХЛ. Это без вопросов. В нынешнем сезоне от нас требуют большего, чем год назад. Если раньше от нас никто не ждал высоких результатов, то теперь после прихода в «Спартак» тренеров мирового уровня давление стало большим. Нам надо правильно делать свою работу и все будет нормально.

— В плей-офф, если там попадется ЦСКА, мы увидим совсем другой «Спартак»?

— Я надеюсь, что у нас в первом раунде не будет ЦСКА. Ха-ха. Это стало бы самым сложным раскладом. В прошлом сезоне мы в регулярном чемпионате проигрывали СКА — 0:6 и 2:5. Однако в плей-офф все уже было по-другому. Каждый из нас выкладывался на 110 процентов.

Юлиус Гудачек и его послематчевое шоу. Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Юлиус Гудачек и его послематчевое шоу. Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
 

Знарок всегда за команду

— Что поменялось в команде с приходом Олега Знарка?

— Для меня — система игры, которая у нас появилась, хотя после 3:9 о ней как-то неудобно говорить. Ха-ха. Тот, кто играет в хоккей, и те, кто смотрят его по телевизору, понимают, что «Спартак» действует по-другому по сравнению с прошлым сезоном. Нам надо еще чуть-чуть времени и все будет нормально. Мне из ворот видно, что кто-то пытается играть как раньше. Может, не хватает уверенности или чего-то еще. Думаю, еще пара матчей и все начнут играть так, как надо.

— Что поменялось лично для вас?

— Мы больше общаемся с тренером Перссоном, он имеет последнее слово при определении того, кто из вратарей выйдет на матч. Что касается Знарка, то он может и накричать, когда надо. Но мне очень нравится, как наш главный тренер себя ведет, если голкипер или полевой игрок сделали ошибку. По окончании матча Знарок может предъявить претензии, но только не во время самой встречи. Большая разница по сравнению с теми тренерами, которые встречались в моей карьере. Они, как только кто-то ошибся, на скамейке сразу шли к нему и кричали на него. Знарок же всегда стоит за команду. Он давно работает в КХЛ, выигрывал несколько Кубков Гагарина, побеждал на Олимпиаде. Хороший тренер. Харийс Витолиньш — тоже сильный специалист. Они как дуэт проявляют себя очень здорово.

— Результаты, если сравнивать с прошлым годом, у «Спартака» пока не сильно изменились.

— В том сезоне у нас было то же самое. Выиграем два-три матча, потом 1:5, неудачная время, затем снова побеждаем. Получается как на волнах — то вверх, то вниз. Нам надо быть более стабильными, а то мы и много забиваем, и много пропускаем после легких ошибок. Вот смотрим затем видео и сами понять не можем, почему так делаем. Вспомните хотя бы матч с ЦСКА, счет 2:3, у соперника удаление, но наш нападающий бьет игрока в ответ и вместо двух минут в большинстве получается ситуация «4 на 4». Если мы сможем избавиться от таких недостатков, то наша игра обретет стабильность.

— Как Знарок отнесся к вашим фирменным шоу на льду после победных матчей, ведь раньше он с такими эмоциональными вратарями не сталкивался?

— Если бы он сказал, что это не нужно, то Гуда-шоу тут же бы закончилось. Может, через сезон что-то и будет по-другому. Тренер вратарей мне сказал, что если я не буду достаточно готов к играм, то с шоу надо заканчивать. Однако для болельщиков это уже традиция, им, особенно детям, интересно за ним смотреть. Пока не запретили — буду его делать.

— Тренеры старой школы далеко не всегда приветствуют такие вещи.

— В Швеции у меня никаких проблем с этим не было. Там у команды не было одного крупного спонсора, как здесь в «Спартаке». Поддерживали в основном маленькие компании, названия которых были повсюду на нашей форме. На каждый домашний матч был свой спонсор, я использовал оборудование, которое мне давали. Все для этого заранее готовилось.

— Почему во время шоу все время звучит одна и та же песня?

— Life is life менять не хочу, это уже традиция. Выбрал песню не я, а один из спонсоров. С тех пор она и осталась. Сам же я люблю слушать все — поп, рок и даже кантри. И русскую музыку тоже.

Трофей для болельщиков от Юлиуса Гудачека. Фото «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Трофей для болельщиков от Юлиуса Гудачека. Фото «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
 

В 21 год я играл ужасно

— Несколько лет назад вас отчислили из «Сибири» после единственного матча в чемпионате. Кто в этом был виноват?

— Никто и ничего мне не объяснил, когда я был в «Сибири». Меня подписал в команду генеральный менеджер Кирилл Фастовский, но главный тренер Квартальнов совсем не знал, кто я такой. Ту ситуацию вижу именно таким образом. После меня в команду пришел Микко Коскинен, с ним «Сибирь» очень хорошо отыграла сезон. Тут вопросов нет. Для команды по итогу получился отличный обмен. Мне в Новосибирске понравилось и обид на клуб не осталось. Да, возникал вопрос, почему со мной так обошлись. Его надо задавать Квартальнову.

Потом, когда у меня снова появились варианты с КХЛ, генеральные менеджеры интересовались, в чем была моя проблема в Новосибирске. Они звонили в «Сибирь», узнавали в чем дело. Может, я не командный игрок или еще что-то не так сделал. Для меня та ситуация была плохой. С другой стороны, я получил полезный опыт и стал сильнее ментально.

— Почему вас последние годы не берут в сборную ни на один крупный турнир, хоть в Европе нет ни одного словацкого вратаря сильнее вас?

— Этот вопрос надо задавать тренеру вратарей сборной Словакии (Яну Лашаку. — Прим. «СЭ»). У меня с ним нет недопонимания. Может, у него со мной есть (улыбается). Прошлой весной после того, как «Спартак» выбыл из плей-офф, я отправился в сборную, сыграл за нее несколько товарищеских матчей. Чемпионат мира проходил у нас дома, в Кошице я провел три сезона и снова очень хотел там сыграть. Чувствовал, что у нас подбирается хорошая команда. Обычно на сборную на домашнем турнире оказывается большое давление. Однако у нас была молодая команда. Никакого пресса. Никто с самого начала не ждал от нас финала или выхода из группы. У нас хороший тренер, канадец Крэйг Рэмси. Мне очень понравились его тренировки, философия игры. Я хотел быть в команде и сделал для этого все, что мог, но тренер вратарей решил по-своему.

— Чему новому может научиться вратарь в 30 лет, поиграв Швеции, в КХЛ, на чемпионатах мира?

— Хоккей тоже все время идет вперед. Дело не в том, что становится больше бросков по твоим воротам. Их теперь выполняют несколько по-другому. Ты должен правильно реагировать на эти изменения. Пять-десять лет назад все было иначе. Теперь игра стала еще быстрее. Вратарям приходится менять свой стиль игры, поскольку раньше были только большие площадки. Сейчас и в следующем году их будут уменьшать.

— На каких вам больше нравится играть: больших или маленьких?

— Я никогда не играл в Северной Америке. В Европе только на больших площадках — в разных лигах и на разных турнирах. Для вратаря размер имеет значение — 60 на 30 или 60 на 26. Углы расположены совсем по-другому, поэтому надо чуть лучше играть внизу. Мы сейчас над этим работаем. Мне нравится площадка 60 на 28, как на нашей домашней арене. Для болельщиков, думаю, тоже. На больших коробках слишком много играли в углах, на маленьких почти всегда действуют через борт.

— На тренировках используете специальные очки, ограничивающие видимость, и белые шайбы или это только для молодых?

— Как-то я пробовал работать с белыми шайбами, но в матчах-то мы играем черными. Для реакции можно потренироваться. Но не для меня.

— Уже слишком старый для этого?

— Нет, ха-ха. Мне 31 год, самый лучший возраст. Я еще хочу 6-7 лет поиграть в хоккей на высоком уровне. Новым вещам надо учиться, 100 процентов. Если бы я играл так же, как в начале своей карьеры, то мало что у меня получилось бы. Я выступал в «Кошице», мне было тогда 21, и сам в первый раз тогда увидел свою игру на видео. Это ужас, как я играл! Ха-ха. Между тем Гудачеком и нынешним очень большая разница. Я много перемещался вперед-назад, позиционно действовал гораздо хуже, чем сейчас.

Позвал на хоккейный матч футболиста Крала

— Чем вы занимаетесь с Перссоном?

— По ходу сезона перед каждой командной тренировкой у нас есть по 20-30 минут, когда на льду занимаются только вратари. Берем еще 4-5 полевых игроков, чтобы было кому бросать. Между играми изучаем ошибки, анализируем ситуации, в которых нам забили, и делаем упражнения на исправление этих недочетов. ЦСКА забросил мне первую шайбу после прострела из угла и подставления. Я должен был отъехать от штанги чуть раньше, чтобы перекрыть створ ворот. На тренировке мне нанесли бросков 50 в такой же ситуации и забили всего один раз.

— Вы держите ловушку в правой руке, редкость для вратаря. Пытались переучить в детстве?

— У нас вообще тогда не было специального тренера вратарей. Тот, кто с нами занимался, учился в университете и потом приходил на занятия. Такого, как сейчас, когда ты каждый день работаешь со специалистом, в Чехии и Словакии в то время не было. В воротах я начинал как праворукий, но сначала в поле держал клюшку под левую руку и мне было неудобно. Я сказал своему папе, что хочу попробовать играть с ловушкой на правой руке. Но в Чехии и Словакии не было такой амуниции. Один друг семьи, живший в Нью-Джерси, купил и прислал черную вратарскую форму. Мне было лет восемь. Черный цвет мне всегда нравился, поэтому когда перешел в «Северсталь», то подумал: почему бы не играть во всем темном? Но потом все-таки отказался. Я не самый большой вратарь, поэтому есть разница, как выгляжу со стороны в черных щитках и светлых. Был бы я ростом за 190, то играл бы в красной или черной амуниции.

— Сейчас почти все хоккеисты сидят в социальных сетях. Но вратарями постоянно смотреть в компьютер и телефон вредно, ухудшается периферическое зрение.

— У меня есть аккаунт в Inatagram, им занимается мой друг. Есть еще один — приватный, для меня, моей семьи и друзей. Там хоккея почти нет. Разве только различные хоккейные бренды. Мне нравится вратарская форма сама по себе. В остальном — красивая архитектура, путешествия, природа в духе National Geographic. Сейчас у меня семья, растут две маленькие дочки, поэтому времени на соцсети не остается.

— Может, играми увлекаетесь?

— У меня был PlayStation, играл в нее очень много, но как только у меня родились дочки, то я ее забросил. Года два-три даже не видел. Хотя раньше нравилось играть в FIFA, баскетбол и теннис. Много рубились вместе с братом. В хоккей поменьше, мне его и в обычной жизни хватает.

— Знаю, что вы любите футбол, были на дерби «Спартак» — ЦСКА, причем сами купили на него билет.

— В Словакии хоккей и футбол — самые популярные виды спорта, начиная с детского возраста. У меня есть старший и младший братья. Мы с ним постоянно дома играли в хоккей, футбол и теннис. Папа приучил нас к этому, также, как и к плаванию. В 14 лет я еще сам играл в футбол, поэтому сложилась ситуация, когда надо что-то выбирать. Зато по телевизору футбольные матчи смотрю почаще.

— В сборной Словакии знакомые есть?

— Я знаю Марека Гамшика. В «Зените» сейчас играет мой знакомый Роберт Мак. Очень хороший игрок, «Локомотиву» вот недавно забил. Жаль, арбитры посмотрели ВАР и гол отменили. Вратарь Мартин Дубравка играет в «Ньюкасле». У сборной Словакии сейчас хорошее поколение. Она должна выходить на чемпионат Европы. Для этого осталось провести две-три хорошие игры в группе и все будет нормально.

— В «Спартаке» кто-то нравится?

— В начале сезона я ходил на «Открытие Арену», тогда было много побед, как только пришел Андре Шюррле. Очень классный игрок. Но мне еще нравится вратарь Максименко. Может дорасти до мирового уровня. Он один из лучших в команде.

— С чешским новичком Кралом случайно не знакомы?

— Я с ним уже списался в Instagram. После следующего выезда с ним встретимся. Я его на наши матчи уже пригласил, сказал, что билеты достану. Он тоже любит хоккей. Вот придет и, думаю, мы сыграем лучше, чем с ЦСКА (улыбается).